БИЗНЕС Online — Новости Татарстана
Коронавирус: последние новости
$74.26 81.18 Нефть 31,82
Казань Погода в Казани -6°C
Эдуард Колтун, реставратор: «За печи на Профсоюзной иностранцы давали миллион долларов»
13 Января
13.01.2020

Эдуард Колтун, реставратор: «За печи на Профсоюзной иностранцы давали миллион долларов»

Владелец десятка исторических особняков в Казани о цене их возрождения, соседских проблемах и роли комитета Ивана Гущина

«Нет смысла гнаться за увеличением площадей, надстраивать, перестраивать! Надо сохранить историческую ценность», — говорит казанский бизнесмен Эдуард Колтун. Свой первый «дом с историей» его компания приобрела в 2003 году — с тех пор лавки «Хлебного базара» обретают новую жизнь. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал, как расселял здесь бабушку и 13 ее внуков, сколько стоит «квадрат» реставрации, зачем сажает лес вместе с семьей и почему не уехал из России в 90-е, хотя и мог.

Эдуард Колтун: «Восстановление и реставрация — это часть большого и сложного дела, ведь мы эксплуатируем здания, создаем комфортные условия для арендаторов без ущерба сохранности объекта» Эдуард Колтун: «Восстановление и реставрация — это часть большого и сложного дела, ведь мы эксплуатируем здания, создаем комфортные условия для арендаторов без ущерба сохранности объекта» Фото: Василий Иванов

«ВХОДНОЙ БИЛЕТ» В РЕСТАВРАЦИОННЫЙ БИЗНЕС: ДОМ НА БАУМАНА ОБОШЕЛСЯ В 12,5 МИЛЛИОНА

 Эдуард Ефимович, вы один из немногих казанских предпринимателей, которые занимаются восстановлением объектов архитектурного наследия. А как вы вообще пришли в бизнес?

— В реставрационный бизнес я пришел случайно. И очень благодарен судьбе, что так сложилось и я нашел то, что мне нравится и получается.

Начну с небольшой предыстории. После окончания в 1997 году полимерного факультета КХТИ я поступил в аспирантуру. А так как времена были не самые простые, стал искать работу. Через кадровое агентство меня приняли руководителем в «Общество защиты прав налогоплательщиков», где отвечал за финансовую и организационную часть, координировал работу юристов, предпринимателей, вникал в их проблемы и защищал их интересы.

В то время я брался за разные проекты — от торговли мороженым, продажи меховых изделий и спецодежды до доставки и продажи нерудных материалов, было и производство краски. Через какое-то время я понимал, что это не мое, и пробовал снова. Так я искал себя, дело свой жизни. В те бурные времена хотелось найти что-то надежное и стабильное. И мы поняли, что под эти категории наиболее подходит недвижимость. Тогда стали просматривать предложения о продаже объектов и увидели объявление о торгах.

Вот так в 2002 году мы приобрели с торгов у города бывшее здание магазина «Подарки» на улице Баумана, которое находилось не в самом лучшем техническом состоянии. По инвестиционным условиям нам необходимо было восстановить его за год. При заключении сделки мы понимали, что здание непростое, с историей, является значимым объектом для города и потребует серьезного подхода в его реконструкции.

Так мы пришли к тому, что стали заниматься реставрацией. Стало возникать понимание, насколько реконструкция, тем более реставрация, сложнее строительства с нуля.

«Я искал себя, дело свой жизни. В те бурные времена хотелось найти что-то надежное и стабильное. И поняли, что под эти категории наиболее подходит недвижимость» «Я искал себя, дело свой жизни. В те бурные времена хотелось найти что-то надежное и стабильное. И мы поняли, что под эти категории наиболее подходит недвижимость» Фото: предоставлено «ДК Основа»

— Сколько вы заплатили за этот входной билет на рынок недвижимости?

 На торгах мы предложили 12,5 миллиона рублей за здание площадью 1200 квадратных метров. Торги были вслепую, участники просто писали в конвертах, кто сколько предлагает. Ну мы все оценили, прикинули, сколько можем заплатить. И в итоге предложили в два с половиной раза больше того, что предлагали наши конкуренты. Сколько же придется вложиться, мы тогда себе не представляли.

— Так вы не так уж и дорого купили здание, если брать по нынешним временам!

— Все относительно! Нужно учитывать много факторов: и курс валют, и банковский процент, и ставку аренды на помещения. Тогда цена была явно выше рыночной плюс затраты на восстановление. 

«Конечно, сегодня некоторые нас поругивают за облик фасада. Но в те годы керамогранит только появился на рынке и вполне укладывался в представление о прекрасном и у нас,и у архитекторов» «Конечно, сегодня некоторые нас поругивают за облик фасада. Но в те годы керамогранит только появился на рынке и вполне укладывался в представление о прекрасном и у нас,и у архитекторов» Фото: предоставлено «ДК Основа»

— Магазин «Подарки» на улице Баумана — здание хоть и с историей, но не объект культурного наследия…

— Да, но здание для Казани интереснейшее. Построено в 1871 году для Купеческой биржи, в 1966-м его реконструировали, оно стало «стекляшкой». Сначала это был «Детский мир», а после его переноса к площади Тукая там разместился магазин «Подарки».

Как я уже сказал, условием торгов было обязательство восстановить дом в течение года. Мы проделали огромную работу с архитекторами — не с одним, не с двумя. Привлекали в том числе и иностранных специалистов, и у каждого было свое видение фасада. Решение далось нам непросто, мы долго не могли определиться. В итоге остановились на том варианте, который ГлавАПУ посчитал наилучшим из предложенных. Надо учитывать, что в те годы керамогранит только появился на рынке и вполне укладывался в представление о прекрасном и у нас, и у архитекторов. Это сейчас предпочтения по отделке фасадов серьезно изменились, и мы, уже имея опыт в реставрации, сделали  бы иначе.

— Наверное, сейчас вам посоветуют натуральный гранит… А есть мысль восстановить облик таким, каким он был до 1966 года?

— Сейчас мы не готовы говорить, каким будет облик здания. Это отдельный проект, а здание — на знаковой улице города. Необходимо привлечь архитекторов, специалистов, пройти все этапы согласования, включая градсовет, совет при президенте РТ. Мы обязательно будем над этим работать. 

«Сейчас мы не готовы говорить, каким будет облик дома на Баумана, 13, но мы обязательно будем над ним работать» «Сейчас мы не готовы говорить, каким будет облик дома на Баумана, 13, но мы обязательно будем над ним работать» Фото: предоставлено «ДК Основа»

РАССЕЛЕНИЕ ХОЗЯЙКИ И 13 ПРАВНУКОВ: «ВЫ БАНДИТ, ЖУЛИК, НАС ОБМАНЕТЕ!»

— Расскажите о вашем первом здании — памятнике архитектурного наследия.

— После покупки здания магазина «Подарки» в 2002 году мы приобрели часть его складов на улице Профсоюзной, которые являются объектами культурного наследия, — торговые ряды «Хлебного базара».

И вот тогда мы сделали свое «открытие». «Что? Памятник архитектуры?  Нет, не слышали!» — примерно так мы восприняли весть об охранных обязательствах. Вот есть памятник Ленину, Пушкину — тут все понятно. Но что есть памятники архитектуры, которые охраняются государством, — для нас, честно говоря, это стало открытием. Да и в городе было немного людей, которые понимали, о чем идет речь. Вы, наверное, помните, сколько зданий потеряли в те времена — исторические дома просто сносили, и на их месте появлялись новые.

Я рад, что мы никак не замешаны в уничтожении объектов культурного наследия. Несмотря на отсутствие профильного образования и опыта в сфере реставрации, мы понимали, что к памятникам архитектуры нужно относиться иначе. Надо сохранять историческую ценность, а не гнаться за дополнительными метрами, которые сводят на нет уникальность и привлекательность старых зданий. Это наше видение, кредо и философия.

«С появлением в городе ТЦ казанцы стали пропадать с улицы Баумана, остались только туристы, поэтому с теперь все несколько усложнилось» «С появлением в городе ТЦ казанцы стали пропадать с улицы Баумана, остались только туристы, поэтому теперь все несколько усложнилось» Фото: «БИЗНЕС Online»

— Как вы хотели использовать купленные помещения?

— Раньше это были склады магазина «Подарки», на тот момент мы полагали, что нашим арендаторам станут нужны складские помещения. Однако быстро поняли, что это неразумно. Во-первых, с приходом крупных торговых сетей и строительством торговых центров в городе кардинально менялись структура и формат розничной торговли. Поэтому склады на Баумана и Профсоюзной становились менее востребованы. Во-вторых, старинные здания со сводчатыми потолками высотой 7 метров «просились» под иной формат! Чтобы открыть эту красоту, нужно полностью поменять назначение объектов. В 2003 году мы начали долгий и сложный процесс по формированию единого пространства территории памятника. Мы разбили этот процесс на несколько этапов, реставрировали сначала помещения на улице Профсоюзной, затем — со стороны улицы Баумана.

К 2013 году были уже отреставрированы первые два дома «Хлебного базара»: это Профсоюзная, 12 и Профсоюзная, 16. С 2017-го успешно заработала часть здания №10. Чтобы сформировать объект в его нынешнем виде, потребовалась колоссальная работа, в том числе по расселению жилья.

— Расселение? Это интересно! Насколько тяжело происходил процесс?

— Очень непросто! Рядом находилась квартира площадью 70 квадратных метров, в которой жила одна бабушка. А вместе с ней там были прописаны еще 13 человек, включая правнуков. На тот момент я о таком только в книжках читал. «Вы, наверное, бандит, жулик! Нас обманете!» — приходилось слышать и подобное. Ведь в то время было много громких случаев, когда людей обманывали, оставляя их без денег и жилья.  К тому же пожилому человеку трудно покидать насиженное место, где он прожил не один десяток лет и с которым связано много воспоминаний и целая жизнь. И мы стали терпеливо разговаривать. Это процесс сложный, но нам удалось договориться.

Мы никого не обманули, выполнили все свои обязательства и остались в хороших теплых отношениях. Приобрели для бабушки и ее правнуков несколько квартир. Причем обмен одного исторического «квадрата» на современный обошелся в пропорции один к двум. Поменять-то поменяли, но в этом доме еще остались две квартиры, в которых проживают люди. С ними тоже предстоит работа — либо по совместной реставрации, либо по расселению.


— Это же какое терпение должно быть… Но ваши объекты на Профсоюзной заметно изменились. 

— Нам удалось сохранить уникальность и историческую ценность своих объектов. Мы восстановили исторические фасады, приспособили дома под современное использование. В итоге изменились не только наши здания,но и сама улица Профсоюзная. Недавно пустовавший квартал на Профсоюзной, от улицы Кави Наджми до улицы Мусы Джалиля, снова ожил. И в этом есть прямая заслуга всей нашей команды. А помните, как тут было раньше? Однако здесь и далее предстоит много реставрационной работы. Еще можно увидеть здания, которые стоят без окон, без крыши.

Вообще, в городе хватает объектов культурного наследия, которые продолжают разрушаться. Дома не отапливаются, стоят с проломленными крышами, без окон, без дверей. Туда попадает дождь, снег — а это грибок, сырость, разрушение кладки. Все это крайне негативно влияет на дома. Часто они даже не обеспечены охраной, на памятники проникают посторонние, возникают риски пожаров, хищения и разрушения исторически значимых элементов.

— Были какие-нибудь интересные находки? В доме Крестовниковых — чугунные колонны, а может, что-то еще было? Клады, например, какие-нибудь, нет?

— Кладов нет, но особой гордостью для нас является то, что нам удалось сохранить на Профсоюзной, 12 две уникальные изразцовые печи. Одна из печей изготовлена на Саксонской печной фабрике, монохромная, с рельефным декором в стиле историзма. Облицовка другой печи сделана на изразцово-майоликовом заводе Б.Я. Лисовского в Витебске, который являлся одним из крупнейших производителей печной керамики в Российской империи в конце XIX — начале XX века. Отсутствующие элементы — изразцы — приходилось заказывать отдельно.

— А что с другими совладельцами «Хлебного базара»?

— С тремя совладельцами мы просто не можем договориться: они просят за помещения заоблачные суммы, а вкладываться в объект не хотят.

Так сложилось, что у объектов культурного наследия обычно несколько собственников. У каждого свои интересы, финансовые возможности. Например, с лавками «Хлебного базара» получалось так, что квартал вроде один — но кто-то выращивает по соседству с нами кроликов, кто-то держит кафе, рядом жилая квартира, еще какие-то пустующие муниципальные помещения. Каждый собственник делает как ему удобно: его имущество, что хочу — то и делаю. А обязательства по сохранению объекта — где-то за гранью желаний.

В чем причины? Понятно, есть владельцы, которые живут тут десятилетиями, и доходы у них низкие. У них реально нет возможностей думать о поддержании памятника в нормальном состоянии. И когда им поступает предложение по обмену, то они стремятся выжать из ситуации по максимуму! Это понятно: появляется единственная возможность улучшить материальное положение. В итоге это приводит к завышенным ожиданиям и многолетним переговорам. И — к разрушению здания.

А есть те, кто покупает для перепродажи: такие владельцы, естественно, не думают о реставрации: зачем тратиться-то! А в итоге мы наблюдаем картину разрушения памятников архитектуры в городе.

«Реставрация — это процесс не быстрый и дорогой. Например, дом на улице Жуковского мы делаем уже шесть лет, с учетом оформления всех необходимых бумаг» «Реставрация — это процесс небыстрый и дорогой. Например, дом на улице Жуковского мы делаем уже 6 лет, с учетом оформления всех необходимых бумаг» Фото: «БИЗНЕС Online»

ЦЕНА РЕСТАВРАЦИИ, СТОИМОСТЬ АРЕНДЫ И ПАРКОВОЧНЫЙ ВОПРОС: КАК ВЕСТИ БИЗНЕС В ДОМАХ-ПАМЯТНИКАХ

— Сколько сейчас в управлении вашей компании объектов недвижимости?

— Всего 10 объектов культурного наследия, четыре здания  — торговые ряды «Хлебного базара».

— Откуда деньги на все это? 

— Формирование портфеля из объектов недвижимости в целом заняло 20 лет. Вначале мы активно кредитовались, последние кредиты закрыли не так давно. Всю прибыль от аренды вкладывали в реставрацию своих объектов культурного наследия. Поэтому у нас нет ни яхт, ни недвижимости за границей, ни прочих дорогостоящих игрушек, но есть незаконченные объекты, где еще идет процесс оформления документов и их реставрация. В том числе по улицам Профсоюзной и Жуковского.

Глаза боятся, а руки делают — эту пословицу часто использовал мой дед, а сегодня и я иду с ней по жизни. Для меня важно, что отреставрированные нами здания живут и работают.

«К 2013 году были уже отреставрированы первые два дома Хлебного базара, это Профсоюзная 12 (на фото) и Профсоюзная 16. С 2017 года успешно заработала часть здания № 10» «К 2013 году были уже отреставрированы первые два дома «Хлебного базара»: это Профсоюзная, 12 (на фото) и Профсоюзная, 16. С 2017-го успешно заработала часть здания №10» Фото: предоставлено «ДК Основа»

— По каким критериям вы отбираете объекты?

— Оцениваем как возможность восстановления (это ведь не должно быть неподъемным!), так и востребованность объекта в длительной перспективе, на 15–20 лет. Как будет развиваться данная улица, как дом может использоваться, какому арендатору интересен. Все это прямо влияет на техническую оснащенность здания, техусловия, специальные нормы реставрации.

— Сколько стоит восстановление одного квадратного метра исторического памятника?

— Зависит от состояния здания. На примере нашего объекта — дома на улице Жуковского — могу сказать, что в среднем надо 120–150 тысяч рублей. Реставрация — это процесс небыстрый и дорогой. Например, дом на улице Жуковского мы делаем уже 6 лет, с учетом оформления всех необходимых бумаг. Этот дом стал первым объектом культурного наследия в Татарстане, который проходил все этапы согласования по новым правилам, включая государственную строительную экспертизу. Только на нее у нас ушел целый год. И надо делать как положено, чтобы потом не возникало вопросов.

— Сегодня вы занимаетесь только недвижимостью или параллельно ведете бизнес в других сферах?

— Раньше у нас были и другие проекты в области недвижимости, которые мы доводим до логического завершения. Сегодня развиваем только направления недвижимости и девелопмента.

— Инвестиции отбиваются? Каков срок окупаемости?

— Инвестиции в недвижимость — обычно долгая история, это общеизвестный факт. И если инвестиции отбились за 10 лет, то уже хорошо.

— А по какой цене вы сдаете площади в аренду?

— Стоимость аренды в наших здания вполне рыночная — в среднем это 800–1200 рублей за квадратный метр. Цену диктует рынок.

«Самый главный критерий — центр города. Ну и, конечно, оцениваем возможность восстановления: это ведь не должно быть неподъемным для нашего бизнеса» «Самый главный критерий — центр города. Ну и, конечно, оцениваем возможность восстановления: это ведь не должно быть неподъемным для нашего бизнеса» Фото: Василий Иванов

— Владельцы исторических зданий в центре города часто говорят о сложностях с парковкой, что это снижает привлекательность для арендаторов. Вы согласны?

— Как владелец зданий в центре города, я одобряю введение платных муниципальных парковок. Прежде в центре города вообще не было возможности припарковаться, творился хаос и бардак, машины ставили на тротуарах. Сейчас ситуация изменилась в лучшую сторону. Да, за возможность придется заплатить, но это цивилизованный подход: можно приехать и есть, где поставить машину.

Платные парковки в центре — обоснованный шаг. Как известно, бо́льшая часть припаркованных машин в центре города — это автомобили тех, кто тут работает. Посетители же не имеют возможности припарковаться, потому что парковочные места заняты теми, кто приезжает к началу рабочего дня и уезжает последним. В итоге люди, покрутившись, уезжают, а заведения, магазины теряют клиентов. Кто от этого выигрывает? Никто! Поэтому цель платных парковок в центре — освободить парковочные места для посетителей.

«Как владелец зданий в центре города я, например, одобряю введение платных муниципальных парковок» «Как владелец зданий в центре города, я, например, одобряю введение платных муниципальных парковок» Фото: «БИЗНЕС Online»

КАК МЕНЯЛАСЬ СФЕРА РЕСТАВРАЦИИ ИСТОРИЧЕСКИХ ПАМЯТНИКОВ

— Когда было легче реставрировать памятники архитектуры?

— В начале нулевых все было менее регламентировано: законодательство — проще, да и реставрацией, кроме государства, мало кто занимался! Легче было все снести, перестроить, надстроить, а результат известен: теперь спохватились.

Законодательство ужесточили, приводят его к европейскому, цивилизованному уровню. Это дает надежду, что памятники будут сохраняться и восстанавливаться. Сложности возникают у тех, кто под видом реставрации по факту лепит «новодел». Для того, кто имеет намерение отреставрировать, новые правила препятствием не являются.

Да, это требует более тщательной и качественной работы на всех ее этапах, что увеличивает стоимость и сроки работ. Например, сейчас при затрагивании конструктивных элементов здания только для госстройэкспертизы мы готовим проект по 27 разделам. Главгосэкспертиза берет процент от общей стоимости проекта. Историко-культурная экспертиза приобретенного в 2018 году здания братьев Крестовниковых, например, обойдется в более чем 1 миллион рублей. Но если не ужесточать требования к качеству проектных решений, реставрационных работ, то объекты культурного наследия для будущего поколения мы не сохраним.

«Главгосэкспертиза берет процент от общей стоимости проекта, историко-культурная экспертиза приобретенного в 2018 году здания «Братьев Крестовниковых», например, обойдется больше миллиона рублей» «Главгосэкспертиза берет процент от общей стоимости проекта, историко-культурная экспертиза приобретенного в 2018 году здания братьев Крестовниковых, например, обойдется в более чем 1 миллион рублей» Фото: предоставлено «ДК Основа»

— А почему раньше было хуже? Вы же говорите: проще реставрировать, так это же прекрасно — быстрее здание в оборот войдет! 

— Если раньше было проще реставрировать, тогда возникает вопрос: почему так мало сохранили? Раньше было легче подменять реставрацию чем-то иным, ибо закон можно стало не исполнять. Поэтому так и делали. В отделах охраны памятников исполкома и минкультуры работали по несколько человек, которые физически не могли все контролировать.

Разговор должен быть не абстрактный, а конкретный — где не доработаны правила, где перегибы, где остались лазейки и так далее. Надо говорить по существу. Например, даже если вы хотите просто подкрасить фасад в полном соответствии с ранее утвержденным реализованным проектом, придется заново проходить процедуру согласования. Так что проблем хватает, но надо говорить не в общем, а работать над улучшением конкретных разделов законодательных актов.

— Как оцениваете работу созданного в 2018 году комитета по охране памятников?

— Позитивно, дальше тянуть с его созданием было уже нельзя. Необходимо выводить работу по сохранению объектов культурного наследия на качественно иной уровень, поднимать и решать значимые и острые вопросы в данной области. Сейчас идет процесс формирования профессиональной команды. Они молодцы, работают планомерно и поступательно. Например, если раньше мы получали охранные обязательства на трех страницах, из содержания которых невозможно было понять, что можно, а что нельзя, то теперь предельно ясно и понятно — каждый предмет охраны фиксируется, описывается. Стало меньше субъективизма. Теперь более понятно, что надо обязательно сохранить, а что допустимо заменить. Стало меньше разночтений формулировок, что позволяет избежать ошибок и оставляет меньше лазеек для недобросовестных лиц — как чиновников, так и коммерсантов, когда под видом реставрации фактически происходит изменение объекта.

И потом, за минувший год неоднократно приходилось встречаться с комитетом по разным объектам. Можно без проблем записаться на встречу к главе ведомства Ивану Гущину, он открыт для общения. В сфере реставрации такая открытость — по-настоящему прорыв.

«Вообще инвестиции в недвижимость — это обычно долгосрочные инвестиции, это общеизвестный факт. И средний срок окупаемости — 10 лет» «Вообще, инвестиции в недвижимость — обычно долгосрочные инвестиции, это общеизвестный факт. И средний срок окупаемости — 10 лет» Фото: предоставлено «ДК Основа»

«ПРО НАШИ ВЗАИМОоТНОШЕНИЯ С СОСЕДЯМИ МОЖНО СНЯТЬ НЕПЛОХОЙ СЕРИАЛ, В КОТОРОМ ОТРАЖАЕТСЯ ВСе ОБЩЕСТВО»

— Ваши последние приобретения — это здание братьев Крестовниковых и дом супруги богослова Шигабутдина Марджани. Как продвигаются работы по ним?

— Здание братьев Крестовниковых — это наш самый крупный объект, его площадь — 5 тысяч квадратных метров. Состояние здания печальное. Виной тому несколько факторов: пожар, ненадлежащая эксплуатация в течение длительного времени и фактическое отсутствие его консервации и охраны.

Ситуация отягощается тем, что рядом функционирует автомойка, у которой нет подключения к городской канализации — поэтому они сливают отходы в обычные выгребные ямы. Из-за перепада высот часть воды попадает в наш подвал, что ведет к разрушению фундамента и наносит ущерб зданию. Часть отходов от автомойки попадает в озеро Кабан. (Напомним, что у владельца автомойки Юрия Железцова иная позиция: он полагает, что Колтун посредством многочисленных жалоб пытается создать для его автомойки невыносимые условия. И цель — освободить участок автомойки под парковку для дома братьев Крестовниковых, которому надо 45 машино-мест, прим. ред.).

Совладельцы соседнего здания по улице Тукая также не имеют оборудованной системы канализации. Соответственно, все продукты жизнедеятельности большого комплекса также, вероятно, могут попадать в Кабан. Очевидно, что в XXI веке имеются все технические возможности, чтобы решить вопрос с канализацией! Может, просто есть нежелание вкладывать в это деньги? В итоге имеем то, что имеем: в историческом центре города объекты коммерческого назначения пользуются выгребными ямами. Разрушаются исторические объекты, загрязняется озеро Кабан. Помимо прочего, это еще и мешает начать работы по реконструкции дома братьев Крестовниковых. Убедить соседних собственников поменять подходы к работе пока не удается — видимо, придется обратиться в суд. 

Само же здание замечательное, с богатой историей. Жаль только, что еще до проведения торгов неизвестные срезали на объекте чугунные колонны первого этажа, были утрачены и чугунная лестница, балконы.

— Вот про этих «неизвестных» хотелось бы поподробнее. Помню, наши комментаторы под текстом писали подозрения: мол, Колтун все сам срезал, спрятал, и теперь не надо все это реставрировать… 

— Это, видимо, комментарии тех редких товарищей, кто сам у себя что-то крадет: купил холодильник, а компрессор от него украл! По-другому объяснить такие комментарии невозможно.

Смотрите: когда объект выставляется на торги, то указываются не только его адрес, площадь, но и иные характеристики. И когда министерство земельных и имущественных отношений РТ объявило аукцион, чугунные конструкции входили в имущественный комплекс — и, соответственно, в цену лота. Победитель торгов, оплачивая итоговую стоимость, платил в том числе и за них. Думаю, не надо особо объяснять наше разочарование и возмущение тем, что чугунные конструкции пропали. Мы по этому поводу обратились в полицию и минзем. Кроме того, наши сотрудники объездили все казанские пункты приема металла. Но, к большому сожалению, похищенные у нас чугунные конструкции так и не удалось разыскать.

Сохранились только чугунные колонны в подвале здания, они были залиты бетоном в советские годы, и вандалы их просто не нашли. Вот эти колонны мы раскроем, посетители дома Крестовниковых увидят их после реставрации. 

«Можно без проблем записаться на встречу к главе ведомства Ивану Гущину, он открыт для общения. В сфере реставрации такая открытость — по-настоящему прорыв» «Можно без проблем записаться на встречу к главе ведомства Ивану Гущину, он открыт для общения. В сфере реставрации такая открытость — по-настоящему прорыв» Фото: «БИЗНЕС Online»

— Проектированием здания братьев Крестовниковых занимается питерское ООО «Северо-западное проектное бюро». Это первый проект компании в Казани. Почему питерцы, ведь прежде вы работали с казанскими архитекторами-реставраторами?

— Мы не планировали привлекать кого-либо из других регионов. Как и на предыдущих объектах, собирались работать с казанскими специалистами. И отправили предложения о сотрудничестве 12 казанским компаниям, с 10 архитекторами мы встречались лично, примерно три месяца искали варианты сотрудничества. Большинство архитекторов-реставраторов проявили интерес к объекту, однако мы столкнулись с проблемами: либо нет необходимой лицензии, либо отсутствуют аттестованные специалисты. Кто-то предложил выполнить только часть работы, были и те, кто отказался сам. В Казани есть отличные специалисты в той или иной области реставрации. В силу масштаба, сложности и ценности объекта целесообразно и необходимо, чтобы проект вела одна проектно-реставрационная организация. Но оказать такой комплекс услуг в республике никто готов не был. Поэтому обстоятельства вынудили нас искать и привлекать организацию, работающую на федеральном уровне и имеющую успешный опыт в восстановлении сложных объектов. На сегодняшний день по соотношению времени и качества выигрывает «Северо-западное проектное бюро».

— Вы говорите, обстоятельства вынуждают — о чем речь?

— Это время, возможности и гарантии. По условиям торгов срок восстановления дома братьев Крестовниковых составляет 5 лет, поэтому у нас нет времени ошибаться. Мы хотим вовремя получить качественный продукт, иначе есть риск потерять здание, время и инвестиции. Нарушение условий контракта грозит изъятием памятника. А мы только при покупке вложили 2 миллиона рублей — значительно больше, чем предлагали другие участники торгов. Помимо этого, есть значительные затраты на реконструкцию и подготовку научно-проектной документации.

— А что с домом супруги богослова Шигабутдина Марджани? Там рядом какое-то новое строительство начали…

— Новая стройка — не наша. Оставим в стороне вопрос того, как облик этого здания вообще получил согласование и одобрение. Специалистам виднее. Нас беспокоит иное. Прямо на границе территории объекта культурного наследия строится объект — мы полагаем, что с нарушениями градостроительных норм, по отступам от границ участка и по общей площади застройки участка. Мотив собственника понятен — увеличить площадь здания.

В настоящее время идут судебные разбирательства по изъятию объекта незавершенного строительства. Вопрос нарушения градостроительных норм судом не исследуется. Объект, возможно, изымут у собственника и выставят на торги, а потом какая-то аффилированная к нынешнему владельцу компания купит его — тем самым узаконят объект, заведомо построенный с нарушениями градостроительных норм. Это не может не вызывать беспокойство у нас: соседний дом возводится вплотную к нашему объекту культурного наследия. Нормы отступов взяты не с потолка, а имеют свою обоснованность — это и противопожарная безопасность, и инсоляция, и вопрос схода осадков с крыши. Немаловажно, что и вид из окон дома Марджани будет на стену соседнего здания, которое расположено от него в 3 метрах. Очевидно, что нарушена историческая среда объекта культурного наследия.

В общем, нарушили все что можно, а теперь через суд пытаются узаконить.

— Чувствуется, что с соседями у вас, что называется, «наболело»! Но все же — в каком состоянии дом супруги Марджани?

— Тоже непросто: во-первых, дом деревянный. Специалистов по дереву, как ни удивительно, в нашей стране крайне мало. Во-вторых, кроме нас, там есть еще один собственник. Бремя затрат по содержанию и восстановлению недвижимости несут в силу закона его совладельцы. И какое участие в восстановлении будет принимать второй сособственник, непонятно. Ибо за все время владения частью недвижимого имущества он никак себя не проявил, не предпринял ничего для сохранения объекта.

Можно отметить, что про взаимоотношения с соседями, сособственниками исторических памятников можно снять полноценный сериал, основанный на реальных событиях, в котором отражается все наше общество. У меня в наличии не один том переписок, которые могут стать хорошей основой для сценария. И жизнь ежедневно его пополняет новыми поворотами, событиями и участниками.

«В Казани есть отличные специалисты в области реставрации, есть масса частных мнений о том, как надо делать. Но нам нужен проект «под ключ», и такого комплекса услуг никто не готов оказать» «В Казани есть отличные специалисты в области реставрации, существует масса частных мнений о том, как надо делать. Но нам нужен проект под ключ, и такого комплекса услуг никто не готов оказать» Фото: © Сергей Пятаков, РИА «Новости»

ЭМИГРИРОВАТЬ ИЗ РОССИИ: ВОЗМОЖНОСТЬ БЫЛА, НО…

— Признайтесь честно, у вас не было желания куда-то уехать из России?

— Нет, такого желания никогда не было. Всю мою жизнь, свою деятельность и будущее связываю со своим родным и любимым городом. Считаю, что для самореализации Россия и тем более Татарстан — наиболее перспективное место.

Хотя, когда я закончил институт, такая возможность у меня была. В то время давали германское гражданство в качестве компенсации за горе, нанесенное еврейскому народу. Была возможность уехать, и некоторые из моих родственников, в том числе старшая сестра, ею воспользовались. Я же отказался, да и родители остались в Казани — моя мама работала аудитором, папа после горбачевской перестройки ушел в предпринимательство, что в плане ведения бизнеса тоже пример для меня.

— Кто повлиял на ваше решение остаться в России?

— Дедушка, наверное. Хотя я с ним и не разговаривал никогда на эту тему. Он был ветераном Великой Отечественной войны, дошел до Калининграда, затем оказался в Казани. Еще до войны мой дед учился в университете, затем, зная идиш, преподавал язык. А потом был одним из тех, кто участвовал в возвращении Дома учителя еврейской общине и воссоздании там синагоги. Это был конец 80-х годов, ну и дух патриотизма сохранился. Думаю, повлияло воспитание. 

— Вы принимаете участие в жизни еврейской общины?

— Конечно, но стараюсь это не афишировать. Я воспитывался в еврейской семье, моя прабабушка была очень религиозной. Но, честно говоря, я не очень силен во всех праздниках и традициях. Так что о них теперь заново узнаю от старшей дочери — она учится в 12-й школе, изучает иврит.

«Дом супруги богослова Марджани — это уникальный объект, значимый для города. Мы приобрели его совсем недавно, сразу же провели консервацию, обеспечили охраной. Объект сложный» «Дом супруги богослова Марджани — это уникальный объект, значимый для города. Мы приобрели его совсем недавно, сразу же провели консервацию, обеспечили охраной. Объект сложный» Фото: Сергей Елагин

«БИЗНЕС — ЭТО ПОЛОСА ЧЕРНАЯ, ПОЛОСА БЕЛАЯ»: КАК КАЗАНЦЫ УШЛИ С БАУМАНА, НО УНИВЕРСИАДА УСИЛИЛА ТУРПОТОК

— Давайте вернемся к теме появления в Казани крупных ТЦ, к уходу казанского покупателя с улицы Баумана. Сейчас какая ситуация на казанском Арбате?

— Уход части казанского покупателя с улицы Баумана имеет место быть: отток произошел в современные торговые центры. Это общая мировая тенденция: крупные ТЦ позиционируются как торгово-развлекательные центры. Большие парковки, эскалаторы, удобные туалеты, розыгрыши, акции и прочее — неплохой магнит. Тем не менее улица Баумана имеет самый высокий в республике пешеходный трафик, что представляет большие возможности для бизнеса, ну а дальше работает конкуренция. Она заставляет думать и развиваться. Как и экономические кризисы. Бизнес — это полоса черная, полоса белая, но и ту и другую предприниматели используют для развития.

Хочется отметить, что после Универсиады Казань заметно похорошела, стала более известной. Чемпионаты мира — ФИФА, ФИНА — тоже сказались на росте турпотока. Это создало и продолжает дополнительную возможность для ведения бизнеса в Казани.

— Часто приходится слышать, да и сам придерживаюсь мнения, что улица Баумана скорее для туристов, а не для горожан. Что нужно, чтобы она ожила?

— Думаю, надо определиться с позиционированием улицы Баумана. Возможны три основных сценария ее развития. Можно позиционировать ее как туристическую. Такие улицы существуют в каждом мегаполисе мира, и никто об этом не жалеет. Наоборот, подобные пространства специально создают именно для гостей города. Второй вариант — место отдыха горожан. Третий вариант — совместить обе концепции. Если есть задача привлечь казанцев на улицу Баумана, то, думаю, необходимо увеличивать количество заведений семейного типа, детских кафе, музеев, квестов и других активностей.

Улица Баумана — одно из лиц Казани, и надо выводить ее на новый уровень. С момента 1000-летия Баумана, на мой взгляд, почти не изменилась — а жизнь за это время ушла вперед! Да, есть красивые восстановленные здания, пешком можно дойти от «Кольца» до Кремля, улица обустроена, освещена. Но есть разнобой рекламных конструкций, нет единого замысла, стиля и концепции пространства. Ты идешь, и вокруг накладываются разные источники шума: реклама одного заведения перекрывает другую, и это создает ощущение хаоса. И потом, фасады отремонтированы, а дворы? Там совершенно другая картина, а ведь сами по себе дворовые пространства довольно интересны, уютные — их пока не используют.

Важно привлечь лучшие креативные умы, профессионалов, разработать концепцию, которая ответит на все вопросы: для кого она, что нужно сделать, этапы, сроки. Концепция должна четко ответить на вопрос, что из себя будет представлять улица как минимум через 10, 20, 30 лет.

«Надо определиться с позиционированием улицы Баумана. Можно позиционировать ее как туристическую. Второй вариант — место отдыха горожан. Третий вариант — совместить обе концепции» «Надо определиться с позиционированием улицы Баумана. Можно позиционировать ее как туристическую. Второй вариант — место отдыха горожан. Третий вариант — совместить обе концепции» Фото: Василий Иванов

— Ведь у вас тоже есть двор на Баумана. Что с ним?

— Да, бывшее здание Купеческой биржи и торговые ряды «Хлебного базара» образуют единое пространство. Но оно также принадлежит владельцам соседних строений, а у каждого из них свое мировоззрение и менталитет. Так что договориться об использовании и полном благоустройстве двора не получается уже много лет. И похожая ситуация — у других собственников зданий на Баумана.

Но двор — это лишь часть задумки, у нас есть идея создать таким образом уютную пешеходную улочку, соединяющую улицу Баумана с Профсоюзной. Сейчас еще идет процесс формирования целостности объекта, после чего уже планируем приступить к этапу проектирования. Начать реализацию этого проекта планируем в 2022 году.

— Как вам идея сделать улицу Профсоюзную пешеходной?

— Надо понять, что хотим достичь таким решением — ведь создание еще одной пешеходной улицы не самоцель! Сейчас на Профсоюзной — интенсивный транспортный поток. Возникает вопрос: как и куда будет перенаправлен транспорт, как это отразится на соседних улицах, не приведет ли к их перегрузке? Также надо понять, как перевод улицы Профсоюзной в пешеходную отразится на существующих ресторанах, барах, автомойках, офисах и так далее. Увеличится или уменьшится число посетителей, учитывая, что у многих бизнесов имеются кредиты и концепции заведения были разработаны и под возможность парковки машин. Что получат горожане и гости Казани в результате превращения улицы Профсоюзной в пешеходную? Кто, почему и для чего должен пойдет на новую пешеходную улицу и сколько будет этих людей?

И это только часть вопросов, на которые требуется ответить! Лишь потом можно будет говорить о целесообразности. Иначе можно создать новые проблемы как для жителей, так и для предпринимателей города, и получить жесткую и обоснованную критику.

Улицу Профсоюзную надо продолжать облагораживать, это несомненно. Привлекательность Профсоюзной за последние несколько лет шагнула далеко вперед, на нее «заходят» туристические автобусы, в СМИ ее часто называют негласным центром ночной жизни города. Мы гордимся тем, что внесли свой вклад — уже отреставрировали здесь четыре здания, еще два — в процессе.

«Привлекательность Профсоюзной за последние несколько лет шагнула далеко вперед, на нее «заходят» туристические автобусы, в СМИ ее часто называют негласным центром ночной жизни города» «Привлекательность Профсоюзной за последние несколько лет шагнула далеко вперед, на нее «заходят» туристические автобусы, в СМИ ее часто называют негласным центром ночной жизни города» Фото: «БИЗНЕС Online»

«БЫЛ СЛУЧАЙ — ЗА ИЗРАЗЦОВУЮ ПЕЧЬ С ПРОФСОЮЗНОЙ ПРЕДЛАГАЛИ МИЛЛИОН ДОЛЛАРОВ»

— У вас безумно интересные объекты с историей, да и процесс реставрации требует контактов с большим количеством людей. Яркие встречи вспомните?

— У каждого объекта культурного наследия своя история, свои проблемы, и поэтому привлекаем разных специалистов, и я могу сказать много теплых слов о людях, с которыми мы работаем на объектах.

Мы работали с архитектором-реставратором Аксеновой Ириной Александровной, это настоящий фанат своего дела, ее профессиональный взгляд всегда ценен для нас, я очень благодарен ей за сотрудничество. Многие конструктивные решения Игоря Юрьевича Матвеева реализованы на наших объектах. Это профессионал высокого уровня, работает на объектах по всей стране. Он специалист, который умеет качественно выполнять важную в реставрации работу в части конструктивных решений. Сейчас мы много работаем с архитектором-реставратором Карповой Ириной Викторовной. Нам очень повезло, что мы сотрудничаем с ней, не знаю, что бы без нее делали. Это настоящий профессионал в реставрации, она очень корректно и мягко отстаивает свое мнение и проявляет большое терпение в общении с нами. 

«С Ильсияр Тухватуллиной (в центре) мы познакомились в период разработки концепции реставрации здания «Завода Братьев Крестовниковых». Это очень творческий человек, патриот, со множеством интересных идей» «С Ильсияр Тухватуллиной (в центре) мы познакомились в период разработки концепции реставрации здания завода братьев Крестовниковых. Это очень творческий человек, патриот со множеством интересных идей» Фото: «БИЗНЕС Online»

С Ильсияр Мисхатовной Тухватуллиной, ныне главным архитектором Казани, мы познакомились в период разработки концепции реставрации здания завода братьев Крестовниковых. Это очень творческий человек, патриот со множеством интересных идей. Еще до того, как стала главным архитектором, она предложила бесплатно разработать документ, и мы очень ей благодарны за вклад: часть ее идей легла в утвержденную концепцию.

Нам довелось пообщаться с великим профессионалом, архитектором-реставратором, федеральным экспертом Борисом Дмитриевичем Лурье. Его мнение стало ключевым для принятия решений по реставрации объекта по улице Жуковского. А в самом начале деятельности мне посчастливилось сотрудничать с потрясающим художником Рамином Нафиковым. Он выполнил нам рисунок на стеклянных элементах фасада здания на Баумана, 13. Это ручная работа, существует в единственном экземпляре. Так что часто критикуемый фасад на самом деле является объектом искусства.

Огромное значение для меня были встречи с вашим коллегой и моим дядей Львом Овруцким. До его ухода из жизни в 2012 году мы довольно тесно общались. Это человек большого таланта, лауреат премии «Золотое перо России». Очень мудрый, творческий, принципиальный, требовательный, ответственный, честный человек. Его советы, жизненный опыт серьезно повлияли на меня. Колоссальная потеря… Даже сегодня перед интервью я подумал: будь он жив, то перед встречей с вами я бы посоветовался со Львом Мировичем.

«Забавной, на мой взгляд, была история, когда нам предложили продать исторические печи с Профсоюзной, 12. Их хотели вывезти за границу, предлагали миллион долларов» «Забавной, на мой взгляд, была история, когда нам предложили продать исторические печи с Профсоюзной, 12. Их хотели вывезти за границу, предлагали миллион долларов» Фото: предоставлено «ДК Основа»

— Вы когда-нибудь давали интервью? 

— Были короткие, небольшие комментарии, но так развернуто я общаюсь в первый раз.

— Ну а истории-то интересные какие-то случались? 

— Забавной, на мой взгляд, была история, когда нам предложили продать исторические печи с Профсоюзной, 12. Их хотели вывезти за границу, предлагали миллион долларов.

Был интересный случай, когда со мной связался человек, который представлялся потомком Пушкина. Он намеревался приобрести недвижимость для проживания в Казани, так как отказался от мегаполисов: Москвы и Питера. У него многодетная семья и бизнес в Лондоне, свое же решение перевезти семью в Россию он объяснял заботой о будущем своих детей и их потомков. Насколько я знаю, он решился строиться недалеко от Раифского монастыря.

«Работа реставратора на мой взгляд — это на самом деле работа схожая с работой врача-реаниматолога. Здание, которое уже при смерти, мы обследуем, диагностируем, назначаем план лечения» «Труд реставратора, на мой взгляд — это на самом деле работа, схожая с работой врача-реаниматолога. Здание, которое уже при смерти, мы обследуем, диагностируем, назначаем план лечения» Фото: предоставлено «ДК Основа»

ФИЛОСОФИЯ РЕСТАВРАЦИИ, «ДОМАШНИЙ ЛЕС» И ТРИ СОВЕТА В БИЗНЕСЕ

— Вы уже 20 лет работаете в сфере недвижимости, из них 16 — реставрируете здания. Что для вас сегодня ваш бизнес?

— Для меня реставрация — не просто возрождение к жизни отдельного объекта. Это изменение среды в целом, сохранение памяти города, послание будущим поколениям. А еще это возможность менять образ жизни вокруг, поднимать уровень культуры. Памятники архитектуры создают неповторимую ауру, которая вызывает в горожанах любовь к своему городу, и тот расцветает.

Труд реставратора, на мой взгляд, схож с работой врача-реаниматолога. Здание, которое при смерти, мы обследуем, диагностируем, разрабатываем план лечения, восстанавливаем, выхаживаем, поднимаем на ноги. В итоге оно продолжает жить 100 и более лет. Это сохранение истории для наших потомков. И чем больше мы смотрим на современные здания, тем больше нам нравится наша работа, и жаль утраченное.

Есть тут и парадокс: на словах каждый хочет улучшить свою жизнь, а когда доходит до дела, никто ничего делать не хочет. Мы пытаемся донести свою точку зрения, что, помимо того, чтобы ругать власть, бизнесменов, чиновников, соседей и прочее, необходимо что-то делать и самому.

«Для меня реставрация — это не просто возрождение к жизни отдельного объекта. Это изменение среды в целом, это сохранение памяти города, это послание будущим поколениям» «Для меня реставрация — не просто возрождение к жизни отдельного объекта. Это изменение среды в целом, сохранение памяти города, послание будущим поколениям» Фото: Василий Иванов

— С каким городом вы бы сравнили Казань?

— Без пафоса скажу, что Казань однозначно входит в тройку лучших городов России. Казань узнают за рубежом, ее знают. Когда я только начинал заниматься бизнесом, в зарубежных поездках меня переспрашивали: «Казань? Это Казахстан, да?» Сегодня многие из тех, с кем общаешься за границей, знают о городе, кто-то уже здесь бывал или хочет приехать. Москва, Питер и третий город для посещения — Казань.

Казань после 1000-летия колоссально изменилась. Да, не обошлось без потерь. Но город изменился и продолжает это делать в лучшую сторону, создаются новые точки притяжения для туристов. В подобном заслуга большого количества людей, бизнесменов в том числе, и мне приятно, что в этом есть частичка нашей работы. Я рад, что стало больше внимания уделяться объектам культурного наследия. Вижу постоянное внимание городских властей к памятникам архитектуры. И мэр города, и президент республики задают высокую планку, вникают в детали реставрации. Их участие, контроль, требовательность задают хороший тон для дальнейшего развития.

«Казань после Тысячелетия колоссально изменилась. Да, не обошлось без потерь. Но город изменился и меняется в лучшую сторону, создаются новые точки притяжения для туристов» «Казань после 1000-летия колоссально изменилась. Да, не обошлось без потерь. Но город изменился и продолжает это делать в лучшую сторону, создаются новые точки притяжения для туристов» Фото: «БИЗНЕС Online»

— Что говорят родственники о Казани, России, когда приезжают сюда?

— Те, что постарше, говорят о низком уровне пенсионного, медицинского обеспечения — нам пока действительно далеко в этом плане до Германии. А вот сестра, родные трудоспособного возраста замечают, что сегодня бы не уехали из России, Казань сильно похорошела. Очень скучают по Родине.

— Чего сегодня не хватает столице республики?

—У нас уже чисто, красиво, есть самобытность, толерантность религий. Но маловато памятников известным деятелям, знаменитым людям города, крайне мало городских арт-объектов. Работа уже идет, но пока не хватает парков для разного вида отдыха и различной категории людей, мест, где можно и собаку выгулять, и детям поиграть, и есть условия для пожилых людей, для активного отдыха.

Еще нам стоит подумать о трудолюбии, любви к себе и уважении труда других людей. Нам этому надо еще учиться.

«Любимое место в Казани: Набережные Кабана, Казанки, люблю бывать в парке им. Горького и Лядском садике. Ну и, конечно же, все наши здания» «Любимые места в Казани: набережные Кабана, Казанки, люблю бывать в парке им. Горького и Лядском садике. Ну и, конечно же, все наши здания» Фото: «БИЗНЕС Online»

— Какое у вас любимое место в Казани?

— Набережные Кабана, Казанки, люблю бывать в парке им. Горького и Лядском садике. Ну и, конечно же, все наши здания.

— А сами чем увлекаетесь?

— Садом. Выращиваем кустарники, декоративные деревья, весной высаживаю однолетники. Сам кошу траву, подстригаю кусты. В этом году рядом с участком вместе с детьми высадили 350 маленьких сосен, получился маленький лес. Вообще, люблю проводить время на природе.

— Три совета, которые вы можете дать бизнесменам.

— Возьмите на вооружение пословицу «Глаза боятся, а руки делают», будьте трудолюбивыми, в любой ситуации сохраняйте холодный ум и расчет. Ну а главное, цените людей, которые рядом с вами, — наверное, так.

Визитная карточка 

Группа компаний «Основа» (ООО «Основа»)

Год создания: 2002.

Направление работы: управление эксплуатацией нежилого фонда за вознаграждение или на договорной основе

Количество сотрудников — 15 человек.

С октября 2018-го по сентябрь текущего года оборот по операционной и инвестиционной деятельности компании составил 91,4 млн рублей.


 Визитная карточка руководителя

Колтун Эдуард Ефимович — соучредитель, директор.

Родился в 1973 году в Казани, в 1991-м окончил  школу.

Образование

1991–1997 — учеба в Казанском химико-технологическом институте, специальность — «инженер-технолог».

Семейное положение: женат (двое детей).

Комментарии: 41 Оставить комментарий
Анонимно
13.01.2020 09:49

Колтун - это настоящий Жук, это знают все. Скупее человека еще поискать. Но заслуга его в восстановлении исторических зданий Казани несомненна.

  • Анонимно
    13.01.2020 08:14

    На чем зарабатывают эти люди непонятно

    • Анонимно
      13.01.2020 08:45

      Налогом много не платят, если объект культурного наследия. Окормляет туристов дешёвым алкоголем в исторических местах на Баумана.

    • Анонимно
      13.01.2020 09:42

      Сдача недвижимого имущества в аренду. Потребительский сектор экономики.

    • Анонимно
      13.01.2020 17:05

      Сколько лет уже занимаюсь реставрацией в Казани - ни разу не слышал об этом реставраторе..

      • Анонимно
        14.01.2020 09:13

        Он не реставратор-он бизнесмен и не более!

        • Анонимно
          14.01.2020 11:32

          09.13 С какого перепугу тогда этот бизнесмен себя реставратором называет??

    • Анонимно
      13.01.2020 17:05

      Кто это?

  • Анонимно
    13.01.2020 09:37

    Молодцы парни, реально сложную работу проделывают.

    • Анонимно
      13.01.2020 10:10

      Сложностей там особенно нет. Пассивный доход пускают на свое хобби.

  • Анонимно
    13.01.2020 09:49

    Колтун - это настоящий Жук, это знают все. Скупее человека еще поискать. Но заслуга его в восстановлении исторических зданий Казани несомненна.

    • Анонимно
      13.01.2020 10:09

      Ну это по сути сизифов труд. Когда старинное здание одиноко стоит посреди новостроек, это смотрится дико. Уничтожена атмосфера старого города и единичные постройки ничего не изменят.

    • Анонимно
      13.01.2020 10:11

      таки Жук с большой буквы

      • Анонимно
        13.01.2020 12:58

        Любой бизнесмен должен быть акулой в своем озере. Иначе бизнесу просто не выжить! Со всех сторон давят: чиновники, соседские бизнесы теснят, вон канализацию в подвал льют и не морщатся. Само собой, приходится и писать письма во все инстанции, и жаловаться, и судиться, чтобы правила хоть какие-то соблюдали. Как иначе-то!

      • NIYAZ
        13.01.2020 19:32

        Порядочный жук: своих не бросает, чужим не отдаст.
        Уважаю!

    • Анонимно
      13.01.2020 11:11

      просто хорошо считает деньги.

    • Анонимно
      13.01.2020 19:01

      09.49 Это удивительно.. Занимаюсь реставрацией и восстановлением исторических зданий в Казани.. И первый раз слышу о том , что есть такой реставратор, да еще заслуги его несомненны.

  • Анонимно
    13.01.2020 09:50

    Молодец аспирант Института полимеров!

    • Анонимно
      13.01.2020 23:29

      Я тоже полимерный факультет заканчивал, правда в 2000 году

  • Анонимно
    13.01.2020 09:52

    Вот он, собирательный образ "защитника исторического центра Казани". От таких же как он, "меценатов"...

  • Анонимно
    13.01.2020 10:29

    С Большим уважением и благодарностью,с пожеланиями успехов и всех благ! Простой горожанин)

  • Анонимно
    13.01.2020 10:52

    С отцом довелось работать в Татмехообьединении с Ефим Яковлевичем,хороший управленец был,справедливый!не знаю жив нет?Но он точно говорил Ребята глаза боятся руки делают!

  • Анонимно
    13.01.2020 11:26

    Много знает как распродавалась Казань
    Вряд-ли расскажет

  • Анонимно
    13.01.2020 13:59

    Ну почему сразу скупой. Зимой снег у него не такой уж и дорогой.

  • Анонимно
    13.01.2020 14:32

    Исхаков много чем владеет

  • Анонимно
    13.01.2020 17:33

    Человек и владеет, и радеет за исторические здания.
    А сколько горе- хозяев, получили даром, вкладываться на хотят, ждут когда здание само умрет,и землю втридорога продают.

  • Анонимно
    13.01.2020 19:22

    Эдуард молодец! Мой респект, знаю его давно и тол ко всегда хорошие отзывы об этом человеке! И всегда он но ты прийти на помощь, а то что пишут что он жук то это завистники! Он реально очень порядочный человек!

  • Анонимно
    13.01.2020 19:27

    Эдуард Ефимович,занялись бы еще кировским районом,там такие красивые старинные дома пропадают,вдохните в них жизнь,Алафузовский дом,театр Алафузовых,колорит улицы Гладилова

  • Анонимно
    13.01.2020 20:06

    И ни одного слова про соучредителей! Какая скромность!

  • Анонимно
    13.01.2020 20:19

    ООО "Основа" не так давно выкупала участки в садоводческом товариществе "Ветеран войны" с целью построить на их месте жилые дома.

  • Анонимно
    14.01.2020 01:26

    реставратор? ух какой молодец. ха-ха-ха.

  • Анонимно
    14.01.2020 12:45

    Часть отходов от автомойки попадает в озеро Кабан. (Напомним, что у владельца автомойки Юрия Железцова иная позиция: он полагает, что Колтун посредством многочисленных жалоб пытается создать для его автомойки невыносимые условия. И цель — освободить участок автомойки под парковку для дома братьев Крестовниковых, которому надо 45 машино-мест, — прим. ред.).

    Совладельцы соседнего здания по улице Тукая также не имеют оборудованной системы канализации. Соответственно, все продукты жизнедеятельности большого комплекса также, вероятно, могут попадать в Кабан.
    "Это ж сколько г...а стекает в Кабан.

  • Анонимно
    14.01.2020 12:46

    Жаль только, что еще до проведения торгов неизвестные срезали на объекте чугунные колонны первого этажа, были утрачены и чугунная лестница, балконы.
    А что полиция на это скажет?

  • Анонимно
    14.01.2020 13:25

    Как видно из статьи у Колтуна 10 отреставрированных памятников. А у Вас сколько?

  • Анонимно
    14.01.2020 15:01

    Ефим Яковлевич жив, здоров, хороший человек и друг

  • Анонимно
    14.01.2020 21:48

    Понятно что любой бизнес это очень непросто.. мне показалось вполне достойная уважения работа.. настоящая.. и парень тоже

Анонимно Анонимно

Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования